Жесткая посадка. Тэлли нужно было спрыгнуть, пока вертолет не приземлился.  

Жесткая посадка. Тэлли нужно было спрыгнуть, пока вертолет не приземлился.

Тэлли нужно было спрыгнуть, пока вертолет не приземлился.

Она не хотела, чтобы ее обнаружили после посадки. Тогда ее увидит Зейн, а рейнджеры, пожалуй, решат, что эта хищная красавица – агент из другого города. Но вертолет уже пошел по кругу, направляясь к посадочной площадке, а Тэлли все еще не нашла удобного места, где могла бы спрыгнуть.

В ее родном городе остров, на котором располагался Нью-Красотаун, со всех сторон огибала река. А здесь она не заметила ни одного водного пространства, и высота пока оставалась слишком большой, чтобы можно было без опаски воспользоваться магнитными браслетами. Наверное, определенную степень защиты ей мог бы дать костюм-невидимка в режиме брони, но посадочная площадка располагалась между двумя высокими зданиями, а вокруг этих зданий пролегали тротуары, заполненные пешеходами. Кто-то из них мог пострадать.

Вертолет завершал заход на посадку, и Тэлли заметила, что посадочную площадку окружают ряды высокой плетеной изгороди. Наверняка они были здесь поставлены для того, чтобы гасить ветер, поднимаемый пропеллерами. Края ограды, похоже, были колючими, но для брони костюма-невидимки несколько шипов – пара пустяков.

Перед площадкой вертолет сбавил скорость. Тэлли закрыла лицо капюшоном с маской. Как только машина развернулась, готовясь садиться, Тэлли отцепилась и на лету свернулась калачиком – так малыши прыгают в бассейн.

Левое плечо Тэлли ударилось об изгородь с неожиданным хрустом. Под весом брони несколько прутьев треснули, а другие спружинили, и Тэлли отбросило от ограды. Она сумела приземлиться на ноги, но едва устояла на поверхности площадки…

Тэлли замахала руками. Ей почти удалось удержать равновесие, но следующий шаг привел ее на другую дорожку, движущуюся в противоположном направлении. Тэлли развернуло на месте, она шлепнулась на спину и в ужасе уставилась в небо.

– О-о-ох, – пробормотала она.

Кости у чрезвычайников были очень крепкие, они не ломались, но все же в ее теле было достаточно мышц и нервов, так что сейчас ей было больно.

Площадку замыкали с двух сторон высотные здания. Впечатление было такое, что они плавно проплывают над головой… Движущаяся дорожка куда-то везла Тэлли.

В поле зрения появился красавец средних лет. Он строго посмотрел на Тэлли:

– Юная леди! С вами все в порядке?

– Да. Почти все.

– Что ж, я осведомлен о том, что нормы поведения изменились, однако вам все равно придется явиться к смотрителям и объяснить причину такой опасной выходки!

– О, прошу прощения, – проговорила Тэлли, с трудом поднявшись на ноги.

– Полагаю, этот костюм должен был вас уберечь? – строгим голосом продолжал мужчина. – Но вы могли бы подумать о других людях!



Тэлли, потирая спину (она не сомневалась, что синяки ей обеспечены), подняла другую руку в знак того, что желает оправдаться. Для своего возраста этот красавчик был не таким уж умным.

– Я ведь извинилась. Мне нужно было высадиться из этого вертолета.

Мужчина фыркнул:

– Ну, если вы не любительница дожидаться посадки, в следующий раз пользуйтесь спасательной курткой!

Тэлли вдруг охватило раздражение. Этот середнячок, этот стареющий красавец никак не желал заткнуться. Она решила, что с нее хватит: стащила с головы капюшон и оскалила зубы.

– Может быть, в следующий раз я спрыгну прямо на тебя!

Мужчина в упор уставился в ее черные, с волчьим прищуром глаза, оценил подвижные татуировки и жестокую улыбку и снова фыркнул:

– А может быть, ты сломаешь свою красивую шейку!

Он довольно хмыкнул, перешел на скоростную полосу движущейся дорожки, и его унесло прочь. Умчался без оглядки.

Тэлли ошеломленно заморгала. Она не ожидала такой реакции. В окнах ближайших домов проплывало ее отражение. Она была чрезвычайницей, ее внешность отличалась особой, хищной красотой, специально созданной для того, чтобы будить у людей древние страхи. А мужчина ничего этого как бы не заметил.

Она покачала головой. Может быть, в этом городе агенты Комиссии по чрезвычайным ситуациям ни от кого не прятались. Может быть, этот мужчина уже встречал жестоких красавиц. Но тогда какой смысл в устрашающей внешности, если к ней все привыкли?

Тэлли проиграла в уме разговор с мужчиной и поняла, что его акцент очень похож на выговор рейнджеров. Речь мужчины была быстрой и четкой, фразы – короткими. Значит, это их родной край.

Но если весь этот город действительно был Новым Дымом, где же искать Шэй? Тэлли включила скинтенну, максимально увеличила радиус охвата, но не получила ответного сигнала. Конечно, город был велик. Вполне вероятно, Шэй в данный момент просто-напросто находилась за пределами поля действия устройства. А может быть, она отключила свою скинтенну и не желала выходить на связь с Тэлли – все еще злилась.

Тэлли обернулась, обвела взглядом посадочную площадку. Моторы вертолета все еще работали. Может быть, этот город был не Новым Дымом, а остановкой для заправки? Перешагнув на соседнюю дорожку, Тэлли направилась обратно, к вертолету.



Мимо проплыла парочка юных красоток. Тэлли обратила внимание на то, что обе они выглядят нетипично. У одной кожа была намного бледнее, чем позволила бы любая Комиссия красоты, рыжие волосы и веснушки по всему лицу – как у какой-нибудь маленькой девочки, которой всегда приходилось бояться солнечных ожогов. У второй кожа была очень смуглая – почти черная, и вдобавок – слишком заметные мышцы. Тэлли решила, что обе девушки загримированы с помощью так называемой маскарадной хирургии.

Возможно, реакция мужчины около посадочной площадки объяснялась именно этим. Не исключено, что сегодня здесь намечался какой-нибудь костюмированный бал и все юные красавчики и красотки к нему приготовились. Правда, подобную экстремальную хирургию в родном городе Тэлли никогда бы не позволили, но, по крайней мере, это означало, что она здесь не будет бросаться в глаза, как забинтованный палец. Ее это вполне устраивало, поскольку ей нужно было время, чтобы понять, что здесь происходит.

Конечно, черная броня костюма-невидимки на писк моды не тянула. Немного повозившись с программированием, Тэлли настроила костюм так, чтобы он изобразил одеяние вроде тех, что она заметила на двух встречных красотках. Полосатое и яркое – словно в гавайском стиле. Тэлли казалось, что в одежде таких дерзких оттенков она будет выглядеть еще более подозрительно, но вскоре мимо нее проплыли несколько юных красавцев и красоток с бледными, почти прозрачными лицами, слишком крупными носами, в пестрой одежде кричащей расцветки. Тэлли почувствовала, что почти вписывается в общую картину.

Дома в городе почти не отличались от тех, среди которых она выросла. Два здания, стоявшие по обе стороны от вертолетной площадки, выглядели как типичные правительственные монолиты. На фасаде одного здания были высечены каменные буквы: «Городская управа», и большинство остановок около движущегося тротуара было помечено названиями различных учреждений. Впереди Тэлли увидела высотные башни развлекательных центров и особняки – что-то вроде Нью-Красотауна. Еще дальше располагались футбольные поля и спальные корпуса, где, по идее, должны были обитать уродцы.

Однако эти два района не разделяла река, что было довольно странно. Слишком легко и просто можно было курсировать между Нью-Красотауном и Уродвиллем. Как же тут ухитрялись сдерживать диверсантов, стремящихся пробиться на вечеринки?

Пока что на глаза Тэлли не попалось ни одного смотрителя. Неужели здесь никто не понимал, что означает ее жестокая красота?

На движущийся тротуар позади Тэлли ступила молодая красавица, и Тэлли решила проверить, не сойдет ли она за свою.

– Где сегодня тусовка? – спросила она, пытаясь подражать местному акценту и надеясь, что не выглядит слишком глупо, задавая такой вопрос.

– Тусовка? То есть вечеринка?

– Ну да, – пожала плечами Тэлли.

Девушка рассмеялась:

– Выбирай какую пожелаешь. Вечеринок полно.

– Ясное дело. А на какую идут те, кто сделал себе маскарадную хирургию?

– Маскарадную хирургию? – Девушка глянула на Тэлли так, словно та сморозила невероятную глупость. – Ты только что с вертолета, что ли?

Тэлли вздернула брови:

– Что? С вертолета? А, ну да. Вроде того.

– С таким личиком?

Девушка нахмурилась. Кожа у нее была темно-коричневой, а ногти на руках украшены крошечными видеоэкранами, на каждом из которых демонстрировались разные изображения.

Тэлли не нашлась, что ответить, и пожала плечами.

– О, понятно. Не могла дождаться – хотелось поскорее выглядеть как кто-то из нас? – Девушка снова рассмеялась. – Слушай, детка, тебе бы лучше держаться с другими новичками, по крайней мере до тех пор, пока ты не разберешься, что тут и как.

Она прищурилась и характерно щелкнула пальцами – с помощью такого жеста общались с городским интерфейсом.

– Диего говорит, что все новенькие собираются сегодня на Обзорной площадке, – пояснила она.

– Диего? – переспросила Тэлли.

– Город. – Девушка расхохоталась, и картинки на ее ногтях весело заплясали. – Ох, детка, ну ты точно с вертолета свалилась.

– Да-да, верно. Спасибо, – сказала Тэлли, вдруг почувствовав себя ужасно серой и беспомощной, совсем не особенной.

В этом городе ее сила и быстрота реакций не значили ровным счетом ничего, и даже ее хищная красота никого особенно не впечатляла. Она словно снова стала уродкой, для которой гораздо важнее знать, где сегодня самая крутая тусовка и как на нее вырядиться, чем быть сверхчеловеком.

– Ну, добро пожаловать в Диего, – сказала девушка и, перейдя на скоростной тротуар, помахала Тэлли рукой – небрежно, как никчемной неудачнице.

Возвратившись к вертолетной площадке, Тэлли внимательно огляделась по сторонам – нет ли здесь беглых «кримов». Она сошла с движущейся дорожки там, где изгородь была повреждена после ее прыжка, нашла прореху и заглянула через нее.

Беглецы сошли с вертолета и разбирали свои вещи. Как типичные глупые красавчики, они не могли сразу определить, кому принадлежит какой скайборд. Затем они сгрудились около рейнджера, который пытался их организовать, – совсем как малыши около мороженщика.

Зейн терпеливо ждал. Более радостным со времени побега из города Тэлли его не видела. Рядом с ним стояли еще несколько «кримов». Они хлопали Зейна по плечу и поздравляли друг друга.

Один из «кримов» принес Зейну его скайборд, и все восемь новичков устремились к высотному зданию, стоявшему напротив городской ратуши.

Тэлли присмотрелась и поняла, что это больница. Это имело смысл. Всех, кто прибывал в город, нужно было осмотреть и обследовать на наличие болезней, травм и пищевых отравлений, полученных в дороге. И поскольку этот город в действительности был Новым Дымом, здесь вновь прибывшим могли ликвидировать микротравмы мозга.

«Конечно, – подумала Тэлли, – теперь вовсе не обязательно, чтобы лечебные капсулы Мэдди работали идеально».

Все беглецы рано или поздно оказывались здесь, где есть городская больница, где квалифицированные врачи могли заняться микротравмами головного мозга.

Тэлли сделала шаг назад. Она все поняла и призналась в этом себе: Новый Дым был в тысячу раз больше и могущественнее, чем ожидали они с Шэй.

Здешние власти принимали беженцев из других городов и лечили их от красотомыслия. Тэлли только теперь осознала, что ни у кого из тех, кого она встретила на улице, никаких оглупляющих микротравм явно не было. Все они выражали свое мнение открыто, они не были пустоголовыми красавцами.

Если так, то можно было понять, почему этот город – Диего, как назвала его девушка, – напрочь отказался от стандартов Комиссии красоты, и почему здесь каждому позволялось выглядеть так, как он пожелает. Местные жители даже начали строить новые здания в окрестных лесах. Город расширялся.

Если все обстояло именно так, не стоило удивляться тому, что Шэй здесь уже не было. Наверное, она отправилась домой, чтобы сообщить обо всем этом доктору Кейбл и Комиссии по чрезвычайным ситуациям.

Но что они смогут с этим поделать? В конце концов, города друг другу не приказывали, как вести дела.

Этот Новый Дым мог жить вечно.


7043606599142970.html
7043680593625899.html
    PR.RU™