Александр Лоуэн ПРЕДАТЕЛЬСТВО ТЕЛА. рый прислал мне пациент: «Некоторое время назад я пе­режил много ужаса, когда дышал


ПСИХОЛОГИЯ ПАНИКИ


179



рый прислал мне пациент: «Некоторое время назад я пе­режил много ужаса, когда дышал. Я взял два урока у сво­его наставника, о котором я Вам рассказывал. Замечатель­но. Я думал, что научился чему-то, что касалось моей про­блемы с дыханием. Застывшая диафрагма? Я дышу грудью и испытываю шок. Он заставил меня дышать, расслабив нижнюю часть живота, а потом наполнять грудь, а затем сокращать мышцы в обратном порядке. Правильно ли это? Если да, то я никогда не буду использовать диафрагму. В течение дня я всюду старался дышать таким образом. Это очень неудобно (я чувствовал пустоту), но это, как будто, временами смягчало ощущение удушья».

У некоторых пациентов ощущение пустоты в жи­воте бывает столь пугающим, что они отшатываются от попытки глубокого дыхания. Они говорят, что под ло­жечкой возникает ощущение, будто «выпало дно». Зас­тывшая диафрагма, как люк, раскрытие которого угрожа­ет повергнуть их в бездну. Я обращал внимание этих па­циентов на то, что ощущение пустоты возникает в ре­зультате вытеснения сексуального чувствования (тазово­го чувствования), и на то, что если они «отпустят» ды­хание, то смогут раскрыть эти чувства. Когда наблюда­ешь за такими людьми, невольно возникает следующая картина: человек стоит на уступе на высоте семи футов над землей, но боится спрыгнуть с него, потому что не видит земли под ногами. В первый момент падения его паника так сильна, будто он был подвешен на высоте целых ста футов. Когда шизоид отпускает дыхание и уда­ряет по крышке люка, которым в теле является тазовое дно, то удивляется, чувствуя возникшее удовольствие и безопасность. Когда это происходит, пациент начинает сознавать, что его паника возникла из страха сексуально­сти и независимости.

Затруднения с дыханием в первую очередь связа­ны с неспособностью расширить легкие и вдохнуть доста­точное количество воздуха. Грудь шизоида, как я уже го-ворил, узка, сжата и жестка. Как правило, она_фиксирова-на в позиции выдоха, то есть остается относительно «спу-



щенной». Невротик, напротив, страдает от неспособнос­ти полностью выдохнуть воздух. Его грудь имеет тенден­цию оставаться расширенной чрезмерным количеством воздуха, сохраняя, таким образом, фиксированную пози­цию вздоха. Надо заметить, что эта особенность отража­ет две личностные позиции. Шизоид боится открыть себя миру и принять его внутрь; невротик боится отпустить себя и выразить свои чувства. Но сказать, что невротик и шизоид дышат абсолютно по-разному, нельзя. Различие не столь явное, как я показываю его здесь. Шизоидная склон­ность диссоциироваться с собственным телом и сдержи­вать дыхание присутствует у невротичного человека, а у шизоида вполне можно встретиться с невротическими зат-руднениями. Однако в этой книге нас интересует не столько клинические различия, сколько динамика шизоид­ной диссоциации с телом.



Как правило, когда дыхание шизоида углубляется, его тело начинает дрожать и проявлять склонность к кло-низму, то есть мышечным контрактурам. По ногам и ру­кам бегают мурашки, пациент ощущает специфическое по­калывание. Он начинает потеть. Если новые телесные ощущения пугают его, он может придти в состояние тре­вожности. Тревога явно связана со страхом потерять кон­троль или «развалиться на части». Если тревожность ста­новится очень сильной, пациент впадает в панику. Он прекращает дышать, чтобы избежать новых ощущений, и застывает. В результате он, конечно же, теряет способ­ность вобрать в себя воздух, чего вполне достаточно для того, чтобы эта паника возникла. Таким образом, паника является непосредственным результатом неспособности ды-шать перед нахлынувшим страхом. Поскольку шизоид сдер­живает дыхание, возникающее телесное чувствование дер-жит его в постоянном уязвимом «предпаническом» состо­янии. Он живет в своеобразной ловушке,. Если в процессе терапии пациент физически подготовлен к новому опыту, в результате углубления дыхания он получает возможность открыться жизни. Вот реакция одного из пациентов на такое переживание: «Господи, я теперь чувствую, что у



Александр Лоуэн ПРЕДАТЕЛЬСТВО ТЕЛА


ПСИХОЛОГИЯ ПАНИКИ


181





меня живая кожа! И глаза — изумительно, это — фантас­тика! Я чувствую, что могу открыть их. Все вокруг ярче. Вот так штука, ноги свободны! Они ведь были словно каменные, как натянутые скрипичные струны.»

В другой раз я попросил, чтобы он продолжил свой рассказ: «После той сессии я чувствовал, что мое тело очень живое. Я весь вибрировал. Я смог идти толь­ко через час или даже через два. Как будто бы я заново учился ходить, расслабив ноги. Я чувствовал, что выздо­ровел. Но через сутки это закончилось».

_ Нарушение дыхания шизоида отчетливей всего заметно, когда он совершает активные движения. Выпол-няя удары ногами по кушетке, он дышит с трудом ему явно не хватает кислорода, чтобы поддерживать интен-сивное движение. Он быстро устает и жалуется на тя-~жесть в ногах и боль в животе. Он напрягает верхнюю половину тела, разъединяя ее с движениями ног. Ритм его дыхания не синхронизирован с ударами по кушетке. Пат­терн дыхания становится преимущественно реберным, живот при этом остается неподвижным или еще больше контрактируется. В результате такого маневра напрягает­ся диафрагма и брюшная стенка, а это не позволяет лег­ким полноценно вдыхать воздух в тот момент, когда по­требность в кислороде возрастает. Пациенту необходимо указать, что движение* нужно совершать всем телом.

Есть некоторые шизоиды, которые могут дольше осуществлять это упражнение, компенсируя напряжение живота чрезмерно раздутой грудью. У таких людей ребра развернуты, и легкие имеют большую возможность разду­ваться при вдохе, но диафрагма при этом остается непод­вижной. Грудь в этих случаях приобретает специфический вид, известный под названием «цыплячья грудь» или «го­лубиная грудь», поскольку грудина остается депрессирован-ной из-за хронически контрактированной диафрагмы и прямой мышцы живота. Это состояние вызывает чрезмер­ное расширение легких в боковые стороны.

У среднего невротика в подобной ситуации откро­ется то, что называется «вторым дыханием», оно позво-


лит ему продолжать движения. С шизоидом этого, как правило, не происходит. Чтобы понять почему, необходи-мо рассмотреть механизм дыхательных движений. .

При нормальном дыхании вдох сопровождается расширением груди и живота. Во-первых, диафрагма сжи- мается и, опускаясь, уплощается, толкая внутренности вперед и вниз. Их смещение аккомодируется передне-задним расширением брюшной полости. Во-вторых, про- ( должительное сжатие диафрагмы вокруг сухожильного центра приподнимает нижние ребра, расширяя, таким об­разом, нижнюю часть груди. Это вызывает расширение легких вниз и вширь, именно в этом направлении они могут расшириться наиболее свободно. Такое дыхание, называемое диафрагмальным, или животным (брюшным), позволяет вдохнуть наибольшее количество воздуха с наи- ( меньшим усилием. Такой тип дыхания присущ большин­ству людей.

В состоянии мышечной активности, когда потреб­ность в воздухе увеличена, поскольку надо снять вызван­ный усилием стресс, в игру вступают дополнительные мус­кулы. Мобилизуются небольшие межреберные мышцы, прикрепляющие ребра к грудине и к позвоночному стол­бу, а также зубчатая мышца, фиксирующая два нижних ребра. Эти мускулы, действуя вместе с диафрагмой, позво­ляют расширить верхнюю часть грудной полости, добавив пространства для расширения легких. Данное действие за­висит от фиксированности диафрагмы в сокращенном положении, которое удерживает нижние ребра, позволяя верхним раздвинуться. Расширение верхушек легких огра­ничено, поскольку они зафиксированы в хилусе (hilum — анат. ворота органа), где находятся кровеносные сосуды и куда открываются бронхи, а также неподвижностью двух первых ребер. Реберное дыхание, нормально дополняет брюшное дыхание в стрессовых и чрезвычайных ситуаци­ях, когда организму необходимо дополнительное количе­ство кислорода. Само по себе реберное дыхание не мо­жет обеспечить достаточный приток воздуха в организм. В противоположность брюшному, оно позволяет вдохнуть


6964366773535623.html
6964438530440429.html
    PR.RU™