Высшие государственные учреждения

Высшие государственные учреждения новой России формировались постепенно. Вначале ослабло влияние Боярской думы, и в 90-е годы основные вопросы царь решал уже самостоятельно, а для финансового контроля создал Ближнюю канцелярию, которая и стала местом заседания членов Боярской думы, начальников приказов (1704 г.). Эти заседания называли Консилией министров. Но с созданием Сената прекратила свое существование и Консилия.

Усиление власти Петра I выразилось в создании Кабинета (личной канцелярии, 1704–1727 гг.). Возглавлял ее кабинет-секретарь (с 1722 г. тайный кабинет-секретарь) А. В. Макаров, а штат ее составляли несколько подьячих (канцеляристов, подканцеляристов и копиистов). Кабинет был военно-походной канцелярией; через него же Петр I поддерживал связь с Сенатом, Синодом, коллегиями и губернаторами; здесь хранились все бумаги, чертежи и т.п. Через кабинет Петр I вел переписку с русскими посланниками за границей, переписку по горным и мануфактурным делам. Сюда же поступали челобитные, жалобы и доносы («подметные письма»).

В 1711 г. было создано постоянно действующее высшее правительственное учреждение – Правительствующий сенат (вначале, правда, предполагалось, что Сенат будет замещать царя лишь во время его отлучек). Это был коллегиальный орган, члены которого – 9 человек – назначались царем: трое – из старинной титулованной знати (князь М. В. Долгорукий, князь Т. И. Волконский, князь П. А. Голицын), остальные – из малознатных родов (Т. Н. Стрешнев, И. А. Мусин-Пушкин), из дельцов (Г. А. Племянников) и дворян (М. В. Самарин, В. Г. Апухтин, Н. П. Мельницкий). Три сенатора в прошлом были членами Боярской думы (Мусин-Пушкин, Стрешнев, Племянников). При Сенате действовала канцелярия во главе с обер-секретарем.

Сенат был наделен широкими полномочиями. Он должен был заботиться о соблюдении правосудия, о государственных доходах и расходах, о явке дворян на службу и т. д. Но царь не делился с ним своей верховной властью. Сенат оставался законовещательным органом и выполнял функции упраздненного Разрядного приказа. А связь с губерниями осуществлял через специальных губернских комиссаров (по два от губернии), состоявших при губернском столе сенатской канцелярии.

Вместе с тем Сенат был органом надзора за правительственным аппаратом и должностными лицами. Надзор осуществлялся через фискалов, причем за неправедные доносы не наказывали, а за правильные награждали половиной судебного штрафа с уличенного должностного лица. Фискалами руководил обер-фискал, поддерживавший связь с ними через Фискальный стол канцелярии Сената. Сенат рассматривал доносы ежемесячно, по докладу Расправной палаты, которая состояла из четырех судей и двух сенаторов (существовала в 1712–1719 гг.).



С созданием коллегий их президенты вошли в состав Сената, но ненадолго. Поняв, что их присутствие в Сенате затрудняет им надзор за коллегиями, т.е. отвлекает их от непосредственных дел, Петр I в 1722 г. счел ненужным их присутствие, оставив только президентов Иностранной, Военной, Адмиралтейской коллегий и временно Берг-коллегии. С созданием коллегий Сенат был разгружен от многих второстепенных дел. Став императором, Петр I запретил Сенату издавать «генеральные определения» (подобие законов). Во главе Сената он поставил генерал-прокурора – П. И. Ягужинского, наделив его очень широкими полномочиями. Так, в отсутствие царя он должен был быть «царевым оком». Генерал-прокурор осуществлял надзор за работой Сената, председательствовал на его заседаниях и даже имел право законодательной инициативы. Ему подчинялись генерал-фискал и канцелярия Сената. При Сенате была создана контора, которая осуществляла надзор за конторами коллегий в Москве. Кроме того, были введены должности герольдмейстера и генерал-рекетмейстера. Герольдмейстер следил за прохождением воинской службы дворян, за их образованием, вел дворянские списки, составлял гербы дворян. Генерал-рекетмейстер имел контору при Сенате, где принимали жалобы на неправильные решения и волокиту в коллегиях, а затем докладывал Сенату. Таким образом, Сенат превратился в высший орган надзора за государственным управлением.

Изменилось и положение церкви. После смерти патриарха Андриана (1700 г.) избирать нового не стали. Временно им был назначен рязанский митрополит Стефан Яворский («местоблюститель патриаршего престола»). Петр I упразднил Патриарший разряд, а его функции передал Монастырскому приказу (в 1701 г.) во главе с боярином И. Л. Мусиным-Пушкиным и дьяком Е. Зотовым. Псковский епископ Феофан Прокопович разработал «Духовный регламент» и написал трактат «Правда воли монаршей», в котором дал теоретическое обоснование абсолютизма. В 1721 г. была создана Духовная коллегия, преобразованная в Святейший правительствующий Синод, в ведение которого были переданы церковные дела. Синод состоял из 12 человек, назначаемых царем по представлению высшего духовенства, которые приносили присягу на верность императору. За деятельностью Синода наблюдал обер-прокурор Синода (первым был И. В. Болдин). Церковным имуществом, землями, крестьянами управлял Монастырский приказ, подчиненный Синоду, с 1726 г. – Коллегия экономии. Таким образом, церковь превратилась в одно из звеньев аппарата государства.



6961360062315561.html
6961424094804535.html
    PR.RU™